Размышлениями об основах правового государства, возможностях реформирования судебной системы и принципах профессиональной этики юриста с "Историями..." поделился Павел Гречковский - депутат Киевского городского совета, адвокат, руководитель "Адвокатского бюро Гречковского".

Павел Николаевич, вас называют одним из лучших юристов Украины, специализирующихся на хозяйственных спорах. По некоторой информации, вы на сегодняшний день весьма успешно провели как адвокат более 4 тыс. дел. Как вы сами думаете, что именно является главными составляющими вашего успеха?
На самом деле следует разграничивать понятия "юрист" и "адвокат". Адвокат действует в соответствии с Законом Украины "Об адвокатуре", который и определяет статус адвоката, требования к нему, и тем самым защищает клиента. Адвокат для получения статуса должен иметь законченное высшее юридическое образование с дипломом государственного образца, стаж юридической работы не менее двух лет, и главное - успешно сдать комплексный экзамен в квалификационно-дисциплинарной комиссии адвокатуры. Главная задача такого професионала - действовать исключительно в интересах собственного клиента. Что касается количества дел, то 4 тысячи - довольно условная цифра. За время своей работы (с 1996 года) я действительно изучил приблизительно такой объём дел, но не со всеми клиентами мы продвинулись дальше предварительных консультаций. Среди главных составляющих моего успеха я могу назвать профессионализм всей своей команды, а также отношение к клиенту. Я глубоко убеждён, что к клиенту надо относиться исключительно порядочно. Потому что, если ты когда-то помог своему клиенту и у него вновь возникает ситуация, когда ему нужен адвокат, он придёт именно к тебе. Кроме того, сейчас уже даёт о себе знать моя репутация.

А как бы вы сами тезисно сформулировали ответ на вопрос: что такое профессиональная этика юриста?
По сути это профессиональная мораль, которая состоит из нравственных принципов и норм. Общественная полезность и характер нашей деятельности предполагают специфические профессиональные и нравственные требования. Ни в одной другой области нормы морали не являются настолько обязательными и определёнными, как в юридической. Кроме того, моральные нормы в нашей профессии юридически оформлены, подкреплены законом и установлены государством. Действия юристов при всей их строгости должны быть особенно справедливыми, не унижающими человеческое достоинство и вместе с тем непримиримыми к нарушителям закона и принципов гуманизма.

Я не могу сказать, что ранее вы отличались активной публичной деятельностью. Вы были, скорее, известны в довольно закрытой адвокатской среде. Да и сегодня вы не особо балуете представителей СМИ своими публичными появлениями. Что это - издержки профессиональной этики, которая во многих случаях предполагает всё же некоторую закрытость людей вашей профессии, или вы априори человек, не стремящийся к публичности? Если последнее, то не повлияло ли в этом вопросе на вас воспитание, которое вам дала ваша семья?
Я считаю, что главное - не пиариться, а действовать. И не могу сказать, что я "не балую" представителей СМИ - были публикации в "Юридической Практике", "Зеркале Недели", "Юридичній Газеті" и т. д. Правильнее будет сказать, что я специально к публичности не стремлюсь. Прежде всего, это связано с моими клиентами - не хотелось бы рассказывать о деятельности, потому что я глубоко убеждён, что адвокат не имеет права так поступать, это неэтично. Если быть до конца откровенным, то любому человеку нравится, когда о нём говорят, особенно если говорят хорошо. Но для того чтобы дать интервью, надо потратить несколько часов своего рабочего времени, а оно есть не всегда. Не хочу называть фамилий, но есть адвокаты, которые из кожи вон лезут, лишь бы в очередной раз "засветиться" в СМИ. Как вы считаете, нужна ли вообще публичность судьям, адвокатам, сотрудникам прокуратур разного уровня? Насколько она оправданна, и чем, по-вашему, руководствуются ваши коллеги, стремясь попасть в объективы теле- и фотокамер? Существуют публичность адвоката, публичность судьи и публичность прокурора. Некоторые из адвокатов хотят быть публичными из-за своего эго, некоторые - для привлечения новых клиентов. Что касается судей и работников прокуратуры, они по определению публичные люди, поскольку осуществляют свою деятельность от имени государства. Судья выносит вердикты, а прокуратура занимается расследованием нарушений законности. Именно поэтому для того чтобы такие люди были кристально чистыми, они должны быть публичными, но своё подтверждение это находит у нас не всегда. А какие у вас вообще взаимоотношения с журналистами? Не возникало желания подать на кого-то из них иск в суд? Я считаю, что как бы о тебе ни писали - это всё реклама. Тем более, во всём, что журналисты обо мне писали, они были довольно сдержанны и корректны. И даже если где-то и была обида на их высказывания, то серьёзных оснований для подачи иска в суд попросту не было. Поэтому в суд я никогда и не обращался.

Сегодня много говорится о необходимости реформы судебной системы в Украине. Не секрет, что часто у нас суды принимают неправосудные решения, которые в дальнейшем в силу наличия пробелов, спорных моментов в отечественном законодательстве просто невозможно отменить даже в тех случаях, когда есть обстоятельства, свидетельствующие о том, что решение суда первой инстанции было заведомо неправосудным. И мне известны случаи, когда достаточно лояльно настроенные к нашей государственной системе люди, пройдя путь от суда первой инстанции до суда кассационной инстанции, но так и не сумев отстоять свои законные интересы, говорят: "Ворон ворону глаз не выклюет". В связи с этим вопрос: насколько вообще реально в Украине привлечение судьи того или иного уровня к ответственности за вынесение неправосудного решения по иску, поданному самым обычным гражданином страны - рабочим, учителем, врачом?
Начать следует с того, что судебная реформа, начатая в 2002 году, - так называемая "малая судебная реформа" - это позитивный момент, так как систему правосудия надо реформировать, если наше общество стремится к какому-либо развитию. Если же говорить о правосудности решений суда, то все решения, вступившие в законную силу, являются обязательными к исполнению. Другой вопрос, что повлекло принятие того или иного решения - несовершенство законодательства или заинтересованность судьи. Но так или иначе, все решения, которые принимает суд, являются обязательными по Конституции. Есть пробелы в законодательстве, и основная задача судебной реформы - сделать так, чтобы таких пробелов было как можно меньше. Если говорить о вопросе привлечения судей к ответственности, то в Украине существует Высший совет юстиции и Высшая квалификационная комиссия судей - эти два органа рассматривают вопрос дисциплинарной ответственности судьи. Высшая квалификационная комиссия рассматривает жалобы на действия судей первой и второй инстанции, а Высший совет юстиции - жалобы на судей высших специализированных судов и Верховного Суда. Безусловно, судья должен отвечать за умышленно неправосудное решение, но такая ответственность возможна только в том случае, если решение было впоследствии отменено. Если судья первой инстанции принимает решение, и апелляционный суд, высший специализированный суд, а потом и Верховный суд оставляют данное решение без изменений, то о какой ответственности судьи мы можем говорить?

Имея возможности, какие реформы вы бы провели в отечественной судебной системе?
Я бы дал возможность формировать практику Верховному Суду. То есть, если Верховный Суд принимает постановление, оно должно ложиться в основу всех решений по данной категории дел, которые будут приниматься судами по всей Украине. На сегодняшний день уже внесены соответствующие изменения в Хозяйственно-процессуальный кодекс: теперь решения Верховного Суда являются обязательными для данной категории дел во всех хозяйственных судах Украины. Это уменьшит загруженность как судей, так и адвокатов, а также снизит нагрузку на сами суды. Тут особенно важно предусмотреть, чтобы Верховный Суд при вынесении решения по какому-либо делу не был "заточен" под конкретного субъекта, например, Национальный банк Украины, Кабинет Министров, какое-либо министерство... Судебная система должна быть максимально простой. Для определенных категорий дел я бы сделал так, чтобы решения апелляционной инстанции были окончательными. Также я бы ликвидировал Конституционный Суд и палаты Верховного Суда. Функции Конституционного Суда были бы поручены Верховному Суду. Также Верховному Суду были бы даны полномочия истребования определённых категорий дел для формирования соответствующей практики. Кроме того, я бы ушёл от двойной кассации: сейчас Украина входит в небольшое число стран, где кассационных инстанций две. Таким образом высшие специализированные суды получили бы функции палат Верховного Суда.

Вашу семью с полным правом можно назвать профессиональной династией. Сначала юристом стал ваш отец - Николай Гречковский. Затем - вы, Павел Гречковский. По вашим стопам пошел и ваш сын - Иван Гречковский. Можно ли сказать, что он на генетическом уровне унаследовал от вас с вашим отцом стремление стать юристом? Насколько хорошим помощником Иван Павлович является для вас сегодня?
Честно говоря, я никогда ни к чему не обязывал сына. Быть юристом - исключительно его выбор, и никто на выбор этого пути, кроме него самого, не влиял. Первый раз он мне заявил о том, что хочет быть юристом, ещё в школе, и перед поступлением в вуз не стоял выбор между профессиями, только между разными учебными заведениями. Сейчас он уже получает диплом магистра в Киеве, параллельно заочно учится в Лондоне. По работе помогает много, полон свежих идей, желания изменить существующую систему к лучшему. Я вообще считаю, что молодое поколение сильно отличается от нашего, причём в лучшую сторону. Они знают языки, понимают, как всё устроено в других странах, - это не может не радовать. Как вы сумели оградить Ивана от негативных влияний "мажорной" среды? Каким, на ваш взгляд, должно быть воспитание в известных украинских семьях, чтобы завтра о дочерях и сыновьях из таких семей, скажем, не появились какие-то скандальные публикации, примеров которым масса? В каждой семье должны быть какие-то ценности, и их надо передавать своим детям. Кроме того, тут может быть двоякое отношение - не всегда дети-мажоры виноваты в том, что у них такие родители, а иногда родителей пытаются достать через детей.

Ваша супруга профессиональный художник. Сейчас её работа связана с творчеством, искусством или у неё другое занятие?
Всё верно, по образованию художник, но в данный момент занимается бизнесом и является эксклюзивным дистрибьютором швейцарской косметики LACREM в Украине. У неё свой бутик с косметологическим кабинетом. Кстати, единственный в мире фирменный бутик LACREM. На сайте вашего адвокатского бюро сказано: "Нам нравится позиционировать себя как юридическую фирму-бутик". Термин "фирма-бутик" применительно к адвокатской практике звучит несколько неожиданно. Что отличает "фирму-бутик" "Адвокатское бюро Гречковского" от других адвокатских компаний? Сейчас на рынке юридических услуг существует три типа фирм: фирмы-генералисты, которые предоставляют почти все возможные юридические услуги; портфельные юридические фирмы, которые занимаются определёнными направлениями, и так называемые юридические фирмы-бутики, которые предоставляют ограниченное количество услуг, но качество этих услуг заметно лучше, чем у конкурентов. "Адвокатское бюро Гречковского" предоставляет узкоспециализированные услуги высокого качества - оказание правовой помощи в хозяйственных спорах.

На логотипе "Адвокатского бюро Гречковского" изображен знак параграфа, обвивающий свиток. Что он символизирует? Есть ли какая-то история, связанная с появлением именно этого фирменного логотипа Адвокатского бюро Гречковского?
Параграф, обвивающий свиток, - это уникальное решение, которое символизирует законность принятых мер и опирается на большой жизненный опыт, накопленные знания, достоверную и точную информацию. На востоке свиток подразумевает развитие закона. Именно там зародилось устойчивое понятие "свиток закона": последний содержит предписание, предначертание определённых норм и правил. Теперь в России и странах Восточной Европы знак параграфа тоже символизирует силу и букву закона.

В 2011 году вы стали членом правления Союза адвокатов Украины и возглавили Комиссию по связям с органами государственной власти и местного самоуправления. Каковы основные функции этой комиссии и какую реальную помощь вы как её глава оказываете гражданам Украины?
Адвокатура - большой живой механизм. Профессия адвоката - в какой-то мере призвание. Во всём мире адвокаты пользуются очень большим уважением. Если адвокатура будет самостоятельной, если на неё не будет оказываться давление и адвокаты смогут реализовывать свои обязанности, то это и будет помощью гражданам Украины.

Во времена получения вами высшего образования в УССР ещё было не так уж много вузов, в которых были юридические факультеты. Сегодня же дипломы юристов, по-моему, вручают даже в Университете культуры Поплавского. Какие советы, которые помогли бы им стать известными успешными профессионалами, вы бы дали начинающим юристам?
В Советском Союзе было три специализированных юридических вуза: в Харькове, Свердловске и Саратове. Я поступил в Харьковский юридический институт имени Ф. Э. Дзержинского, потом ушёл в армию, после чего восстановился на стационар и окончил Украинскую юридическую академию им. Ф. Э.Дзержинского. Образование - это, безусловно, важно, и если бы передо мной были два кандидата на работу, я бы остановил выбор на выпускнике специализированного вуза. Но всё же основными в нашем деле являются знание закона, умение его применять, адвокатская этика, уважение к клиентам - только тогда вы станете профессионалом в своей сфере.

Сегодня вы как депутат работаете в Постоянной комиссии по вопросам правопорядка, регламента и депутатской этики. Что входит в круг ваших обязанностей?
Мы рассматриваем протесты прокуроров, жалобы на депутатов, даём своё заключение на трактование регламента и следим за тем, чтобы все решения Киевского городского совета принимались в рамках закона, в соответствии с регламентом и без нарушений.

Как боретесь с нарушителями депутатской этики в Киевсовете? Со злостными прогульщиками заседаний, например?
Во-первых, это внутренняя дисциплина каждого депутата: если он пришел в горсовет не для того чтобы работать, а ради звания депутата, то именно такова будет его позиция. На сегодняшний день с ней бороться нельзя, так как закон не предусматривает такой возможности. Это ещё и вопрос к киевлянам, которые избрали такого депутата, который не ходит на заседания или не работает в Киевском городском совете. Бороться с нарушителем этики почти невозможно. Единственный способ - вызвать его на комиссию, обсудить его поступки и попытаться убедить его больше так не поступать.

Какие основные задачи сегодня ставит перед собой депутатская фракция "Инициатива", членом которой вы являетесь?
Прежде всего - помощь киевлянам, внедрение новых инициатив, которые улучшат жизнь жителей столицы. В последнее время участились обращения жителей города к депутатам Киевсовета с разнообразными просьбами. Мы стараемся быстро и слаженно реагировать на такого рода запросы. С какими вопросами к вам в основном обращаются жители Киева? Кого они в вас больше видят - депутата или, всё-таки, известного успешного адвоката? В основном ко мне обращаются с бытовыми вопросами, с которыми сталкиваются киевляне, - ремонтом дорог, подъездов, лифтов, отсутствием горячей воды, электричества. Для киевлян я больше депутат, а для своих клиентов - адвокат.

После избрания вас депутатом Киевсовета по списку Блока Леонида Черновецкого в СМИ появились несколько публикаций, в которых журналисты заявляли, что вы стали депутатом лишь благодаря тому, что ваш отец был первым заместителем председателя Высшего хозяйственного суда Украины. Насколько болезненно вы с отцом реагировали на эти сообщения?
Депутатом я стал в 2006 году, а мой отец ушёл в отставку как судья в 2002 году, поэтому он никак не мог повлиять на вопрос, стану ли я депутатом Киевского городского совета. Единственный момент, который, на мой взгляд, мог повлиять на этот вопрос - репутация моего отца, репутация честного судьи. Если же задать другой вопрос - был ли я знаком с Леонидом Михайловичем до избрания депутатом, то ответ был бы - да. Конечно, корреспондентам легче всего было связать моё избрание депутатом именно с карьерой моего отца.

О Леониде Черновецком, по списку блока которого вы избирались депутатом в Киевсовет, не писал разве что самый ленивый украинский журналист. И публикации о нём зачастую не самые лестные. А как бы вы охарактеризовали бывшего Киевского городского главу?
Ну, во-первых, не бывший, а действующий глава. Леонид Михайлович - крайне порядочный человек, и всё, что о нём пишут, - глупости. Может быть, и были определённые моменты в его окружении, но я не берусь обо всём этом судить. Как бы ни отзывались о действующем мэре Киева и какими бы прозвищами его ни награждали, ответьте мне на вопрос: смог бы он при всём этом стать мэром - дважды, - и во второй раз провести в Киевсовет людей больше, чем в первый? В 2008 году бюджет Киева был более 20 млрд гривен при курсе доллара 4,8. На 2011 год киевский бюджет составляет 16 млрд при курсе доллара 8. Можете сами посчитать. Киевляне проголосовали за Леонида Михайловича два раза, и он победил с большим отрывом, а за сегодняшних кандидатов в градоначальники никто ещё пока не голосовал.